Разное

Мемуары. Мой друг Зиновий Костив

Продолжаю публикацию смоленских историй. На этот раз мой герой — Зиновий Костив, Заслуженный работник физической культуры и спорта, Заслуженный тренер РФ, Вице — Президент ФББиФ России.

Мой закадычный друг Зиновий Костив – человек весьма неординарный. Человек, сам себя сделавший…Имея за плечами школу и ПТУ, незадолго до того, как мы с ним познакомились Женя ( как он сам просил себя называть) работал экскаваторщиком на заводе. А поскольку любое своё умение он доводил до виртуозности, то и тут, сев за рычаги экскаватора, на спор брал огромным сдвоенным ковшом спичку, чиркал ею о зажатый в бетонной щели коробок и подносил к сигарете во рту секунданта, давая прикурить. А ещё он умел двойным ковшом экскаватора открывать пивные бутылки и очищать банан, забивать гвозди и рвать цветы с клумбы.…

За бесшабашную смелость, умение спорить с начальством, отстаивая права рабочего люда, преданность профессии, светлый ум и смекалку товарищи по работе избрали его председателем профсоюзного комитета. Много схваток было, немало споров выиграно в пользу рабочих. Подумывал уже Зиновий о поступлении в институт учиться на технолога, да столкнулся с мечтой всей своей жизни: занятиями атлетической гимнастикой или культуризмом, который впоследствии стали называть бодибилдингом.

То было времечко, когда этот, полузапрещённый, вид спорта, благодаря стараниям и личному авторитету Олимпийского Чемпиона по тяжёлой атлетике Юрия Власова вышел из подполья и стал набирать авторитет среди молодёжи. Под тренировки местные власти отдавали захламлённые подвалы многоэтажек , полуразвалившиеся котельные и другие бросовые помещения. Ребята быстро доводили свои новые спортзалы до кондиции, освещали, утепляли, мастерили тренажёры и качались день и ночь…

Начав с основного зала по ул. Рыленкова, где разместился физкультурно — оздоровительный клуб «Муромец», Зиновий, при поддержке местных чиновников, понимавших, что занятия эти вырывают подростков и юношей из цепких лап улицы, открыл филиалы клуба на улице Кирова (в общежитии медицинского института и в бассейне «Волна»), на улице Октябрьской революции ( два последних у него, к сожалению,впоследствии отняли). За чисто номинальную плату в клубе и его филиалах под присмотром тренеров занимались сотни молодых людей.

Вскоре Смоленский ФОК «Муромец» стал играть заметную роль в развитии и становлении нового вида спорта в стране. Здесь, под руководством З.Костива, который попутно закончил институт физкультуры и спорта, выросли такие замечательные атлеты, мастера и заслуженные мастера спорта, чемпионы СССР, России, Европы и Мира по бодибилдингу и фитнесу, как Александр Доронин, Дмитрий Поляков, Светлана Ломачевская, Владимир Федак, Ольга Волох и другие. А сам основатель смоленской школы культуризма Зиновий Костив стал вице президентом Федерации бодибилдинга и фитнеса России, Заслуженным тренером России, Заслуженным работником физической культуры и спорта России, лауреатом золотой и серебряной медалей Бена Уайдера и судьёй международной категории.

Но сейчас мне вспоминаются не пышные турниры, не международные регалии, не великие заслуги Зиновия Костива, а те повседневные дела и поступки, которые характеризуют его, как личность…

В «Муромце», помимо ребят и девчат, качающих мышцы и делающих точёные фигуры, проводили и проводят лечебные тренировки десятки людей, страдающих различными заболеваниями. Причём, никакой платы за занятия с них не взимается. Среди них выделялся выпускник мединститута Юра Лондов. У него была редчайшая, неизлечимая болезнь спинного мозга, которая в течение года сводила в могилу всех, кто ею заболевал. Юра был единственным в мире уникумом, который, вопреки логике и медицинским прогнозам продолжал жить. Удивительно интеллигентный, мягкий и отзывчивый, Юра становился зверем в спортзале, за тренировочным станком. Садясь на пол напротив блока с отягощением и упираясь ничего не чувствующими ногами в ортопедических ботинках в деревянную подставку, Юрка с криком боли и ярости таскал и таскал, до изнеможения, тонны проклятого металла. Его, как единственного в мире выжившего при таком заболевании, ежегодно вызывали в Москву на медицинские симпозиумы, где мировые светила с удивлением осматривали Юрку и признавали, что, действительно, он до сих пор жив, благодаря занятиям с отягощением. В один из таких приездов, Юра познакомился с великим Валентином Дикулем. Тот, осмотрев Юрку и ознакомившись с его диагнозом, приютил его на месяц у себя, разработал для Юры комплекс упражнений, которые тот использовал на протяжении многих лет. Юрка всё же умер… Но железная игра продлила его жизнь лет на пятнадцать, не давала ему почувствовать свою неполноценность, держала на плаву. Заслуги Зиновия Костива в этом не умалить, он возился с Юркой, как с родным братом, подсказывал, показывал, поддерживал… Бесплатно, разумеется!

Среди многих прочих вспоминается открытый Чемпионат Молдавии по бодибилдингу и фитнесу, куда Зиновий, приглашённый в качестве Главного судьи, взял меня судьёй-информатором, а Саню Горохова — членом судейской коллегии. Нас встречали, как дипломатов, провели через вип — зал, без досмотра, поселили в лучшей гостинице Кишинёва, в двух шагах от места проведения чемпионата. Не успели мы разобрать вещички, как в номер ворвались молдавские спортсмены с кучей подарков и всякой снеди. Тут я убедился, что Зиновия знают, уважают и любят все и везде. До полуночи болтали, пели, делились опытом… А наутро оказалось, что никто не приготовил для меня порядок ведения Чемпионата и другие необходимые материалы. Пришлось всё делать самому, на ходу.

Помню огромный зал Дворца на центральной площади Кишинёва. Позади судейского корпуса ложа, в которой – первый Президент Молдовы М.И. Снегур и члены его семьи. Я на трёх языках: молдавском, русском и английском поприветствовал публику, ознакомил с историей этого вида спорта в Молдове, передал слово Снегуру. Тот вместе с президентом федерации бодибилдинга и фитнеса республики открыл Чемпионат , пожелал спортсменам удачи и побед. Национальный Чемпионат прошёл на очень высоком уровне, в показательных выступлениях блистал специально приглашённый из Германии 43-летний Винсент Тейлор — Мистер «Олимпия», показавший своего знаменитого робота. Вечером после Чемпионата нам накрыли шикарный стол в лучшем ресторане столицы, представлявшем из себя деревянное, двухэтажное, стилизованное под трактир здание, в котором изумительно наигрывали чардаш и другие национальные мелодии скрипач, волынщик и аккордеонист…
А на другой день нас спустили на 80 метров под землю в Криковские винные подвалы, где хранились также винные коллекции, которые во время войны разграбил глава гитлеровского люфтваффе Герман Геринг. Здесь, под хрустальным, пуленепробиваемым колпаком стояла на пьедестале бутылка вина, урожая 18..года, которую Молдавия выставляла однажды на аукцион Сотбис за 1,5 млн. долларов, но, увидев, что есть желающие её тут же купить, сняла с аукциона, заплатив огромную неустойку. Здесь в книге почётных гостей была запись, сделанная рукой нашего земляка Юрия Гагарина. Юрий Алексеевич, после трёх дней пребывания в подвалах с дегустацией местных напитков, отметил в своём четверостишии, что легче ракету оторвать от Земли, чем его зад от этих подвалов… Винсу Тейлору, учитывая его африканское происхождение, кто-то подсказал одеться потеплее, поскольку температура в подвалах до +4 по Цельсию. Тейлор натянул серого цвета тёплый тренировочный костюм и синюю шапочку, на ноги — добротные белые кроссовки. Я, Зиновий и Горохов щеголяли в весьма лёгкой одёжке, поскольку наверху была жара под 40 градусов. Чтобы согреться, мы в каждом дегустационном зале причащались предлагаемыми напитками, и, в конце — концов, согрелись – таки, пробыв под землёй часов пять. Одних только коньяков мы отведали не менее пятнадцати наименований, причём… без закуски.

В день отлёта Зиновий показал нам класс, буквально клещами вытащив из местного миллиардера — президента федерации ББиФ Молдавии прощальный обед. Тот, будучи весьма прижимистым, перед Зиновием не устоял, завёл нас в дорогущий ресторан и, оставив открытый счёт, укатил. Нам было предоставлено право выбирать что угодно, за любые деньги. Вы уж поверьте, мы оторвались на славу!

Памятен и Чемпионат городов-героев, который мы провели в течение двух выходных дней в областном театре при полном аншлаге. Помимо команд и их представителей из всех городов-героев Советского Союза, к нам прикатили друзья Костива – супруги Челек, чемпионы Мира из Югославии. Они были настоящими долларовыми миллионерами: она владела глянцевым спортивным журналом, а он- фабрикой спортивного питания. Чемпионат прошёл блестяще. На банкете Петер Челек уговаривал Зиновия приехать к нему в гости, а заодно- купить у него автомобиль, о котором Костив давно мечтал, причём,- по дешёвке. Так у Зиновия появилась серая «девятка», за которой он съездил в воюющую Югославию, взяв в компаньоны молодого, но уже именитого Диму Полякова.

Ох и плевался же Зиновий после этого вояжа. Челеки оказались скупыми до безобразия. Гостей поселили абы как, не кормили. А самым дешёвым авто ( это по понятиям Челека) оказалась подержанная отечественная «девятка», наискось прошитая по всему левому борту автоматной очередью. Она была настолько «дешева», что Костиву едва хватило всех прихваченных с собою денег, — семи тысяч долларов. У нас за такие деньги можно было купить пару таких машин. Выпроводив Костива и Димку, Челеки подарили Зиновию на прощание … допотопный, беушный радиотелефон, который долго валялся у него в гараже, пока не был выкинут на помойку. На обратном пути, на границе выяснилось, что у них не в порядке какие-то документы на эту машину и югославские погранцы тормознули наших бодибилдеров до выяснения… Денег у ребят не было, требуемый документ не было возможности найти и тогда Зиновий проявил находчивость и организовал для служащих таможни и пограничников красочное шоу с участием неоднократного Чемпиона Советского Союза, России, Европы и Мира Дмитрия Полякова ( Смоленск, Россия). Шоу было встречено на ура умирающими от скуки югославами, Димку долго не отпускали со сцены. А потом их угостили ужином и выпустили из страны с тёплыми напутственными речами…
Из зарубежных поездок Зиновия мне, по его рассказам, запомнился Чемпионат Мира в Канаде. Здесь был забавный случай. Отдыхая в гостинице с членами российской сборной, Зиновий на спор положил в армреслинге всех наших богатырей, в том числе, гиганта в 145 кг. весом. В это трудно было поверить, но я то знал, какая нечеловеческая силища кроется в этом невысоком, плотно сбитом теле, в этих железных руках. Сам видел, как Зиновий высоко перед грудью поднимал, уцепившись кончиками пальцев за сантиметровый выступ, 20-килограммовый диск от штанги. Я попробовал,- куда там, и от пола не оторвал! Зато, с удовлетворением припоминаю, как на Чемпионате Смоленщины в Дорогобуже, я в присутствии всей нашей команды трижды приковал кисть Зиновия к столу. Костив был несказанно поражён, требовал реванша. Но с меня было достаточно. Бедный Зиновий, вызывая меня на дуэль , он и не ведал, что я в пивном погребке на улице Николаева, под улюлюканье высоких милицейских чинов, неоднократно припечатал к толстым, пахнущим пивом и воблой, доскам стола огромную ручищу Николая Мамонтова, монстра, некогда боровшегося с самим Александром Медведем, ставшим трижды Олимпийским чемпионом.

Итак, уложив всех желающих, Костив удовлетворённо оглядел комнату. Тут в номер вошло нечто: рост более двух метров, узенькие плечики, между которых – длинная шея, увенчанная малюсенькой, тыквоподобной головой с жиденькими волосами, широченные бёдра и таз. Туловище составляло две трети всего роста, по бокам болтались непомерно длинные, по колено, руки с огромными кистями. Этот похожий на динозавра человек оказался австралийцем украинского происхождения, его прадед и прабабка выехали в Австралию ещё до революции. По русски изъяснялся коряво, но понятно. Он – известный фотограф, владелец крупного фотоагенства и фотожурнала в Сиднее. Приехал на Чемпионат поснимать для своего издания. Узнав, что Зиновий – чемпион по домашнему армреслингу, гость уселся на жалобно скрипнувший стул и предложил сразиться с ним. Зиновий, натрудивший сухожилия, вежливо отказался. Тогда австрало- украинец предложил другое пари: кто больше выпьет водки, прямо из горла и без закуски… Отказаться от такого предложения Зиновий не смог, на кону стояли честь, достоинство и слава русских, чьё умение пить общеизвестно…

Наши ребята тут же подоставали из сумок и выстроили стройными рядами на столе всю свою наличность – около двадцати поллитровок из разных краёв и областей нашей необъятной Родины. Соревнующиеся стояли друг перед другом, зажав в кулаках свои грозные снаряды… На третьей бутылке Зиновий стал делать попытки вернуть выпитое назад, но, в конце — концов, допил и третью бутылку… Ему пытались сунуть в руку четвёртую, но он, уворачиваясь, отступал, пока не сел в кресло и там затих, осоловело глядя на соперника. Гигант-австралиец,лихо закручивая в бутылках воронку, одним махом выпил… пять(!) бутылок водки. Затем, оглядев всех ещё трезвым взором, уже медленнее высосал шестую… В комнате стояла звенящая тишина, лишь что-то невнятное бубнил в кресле Зиновий, уверяя, что австралиец ему друг…

Вдруг взгляд австралийца потух… Он схватил седьмую, протянутую ему, бутылку и поднёс к губам, но взять горлышко в рот заставить себя не смог. Широко разинув и задрав кверху рот, он опрокинул над ним бутылку и горилка полилась в эту ворону, противно булькая. Допить всю бутылку он не успел… Покачнулся и, вдруг, как подкошенный, рухнул на кровать Зиновия, при этом отскочили не выдержавшие удара семипудового тела ножки и спинки кровати и матрас оказался на полу. Так проспал он до следующего вечера, не увидев и не засняв финала Чемпионата, процедуры награждения и Гала-концерта с показательными выступлениями победителей… Нужные снимки ему пришлось покупать у коллег. В Книгу рекордов Гиннеса австралиец не попал, зато попал в записные книжки наших атлетов, наперебой приглашавших его в гости. Не остался в долгу и австрало-украинец, звавший всех к себе хоть сейчас…

Из Америки Зиновий привёз массу впечатлений, часами мог рассказывать о гостеприимстве хозяев чемпионата, их высоком патриотизме и любви в своей Америке. Но у меня в памяти осталась от его рассказав лишь пара эпизодов. Его и других членов команды нашей страны расселили у частников. Там за приём у себя иностранцев, приехавших по вызову государства, из госказны платились немалые деньги. Зиновий оказался в гостях в богатющего мужика: огромный каменный дом, семь авто в гараже,мраморный бассейн, шикарная обстановка и интерьеры. Мужик пять дней морил Зиновия голодом,так, что каждую ночь ему снилось огромное блюдо с картошкой и кусками мяса… А на шестой, в день перед отъездом , Костив, узнав, сколько за него отвалило государство, решил взять реванш. Очутившись дома раньше хозяина, он вскрыл большой холодильник-сейф, достало себе банок десять пива, морские и мясные деликатесы, поджарил бифштексы и сел в огромном холле, развалясь в кресле и задрав ноги на стол… Запивая пивком вкуснейшую снедь, он лениво листал телепрограммы. И тут ввалился хозяин! Тупо глядя на Зиновия, он только багровел и выпучивал глаза, не в силах что-либо сказать. Его чуть было кондрашка не хватила… А Зиновий, как ни в чём ни бывало, продолжал трапезничать. Тут хозяина словно прорвало, он стал орать с пеной у рта, пытался оттащить Зиновия от стола… Зиновий, тщательно промокнув губы салфеткой и вытерев руки полотенцем, схватил хозяина за галстук, запихнул в кресло и прорычал ему в дрожащее лицо:
— Слышишь ты, вошь капиталистическая, да мы таких, как ты, ещё в 1917-м передавили! Тебе же за меня двадцать штук баксов Америка отслюнила, а ты меня в чёрном теле держишь… Да я тебя!- тут Зиновий замахнулся своей мускулистой волосатой рукой и хозяин заплакал, что-то умоляюще бормоча… Зиновий отпустил его и вновь уселся к кресло. Хозяин надолго куда-то скипнул, а потом вернулся, приглашая Костива в столовую. Там, Зиновий глазам своим не поверил, был накрыт банкетный стол с такими яствами, которых Зиновию ни до, ни после того, видеть не приходилось… Хозяин, лебезя перед крутым гостем, подливал ему лучшие вина из своих личных запасов, подкладывал лучшие куски. Обслуживала их миловидная негритяночка- кухарка. Зиновий, глядя в её бездонные круглые, окаймлённые белоснежными белками, глаза, изошёл комплиментами её кулинарным способностям.. Спал он без сновидений!

Наутро его ждал у подъезда белый роллс-ройс и любезный водитель в униформе распахнул перед ним дверцу. Хозяин, спустившись с крыльца в джинсах и клетчатой ковбойке, сунул Зиновию в руки объёмистый пакет с бутылкой виски, огромным куском буженины и другими прелестями…
— Прощай, друг!- пролепетал он по — русски , полуобнимая Зиновия.
— Лучше,- до свидания!- ответил Зиновий, краем глаза улавливая, как хозяин поморщился, словно от зубной боли. – До скорого!- припечатал Зиновий.

Мемуары. Мой друг Зиновий Костив

А ещё в одной из западных стран был такой случай. Зиновию, извиняюсь, приспичило в туалет. Он зашёл в первый попавшийся. Его поразила сияющая чистота! А ещё- наличие в кабинках на полочке множества аэрозольных упаковок с различными запахами, рулонов пипифакса. Не осталось без его внимания и то, что три кабинки напротив входа были значительно шире других, а по бокам унитаза в них были никелированные поручни… « Прямо для наших качков!»- полумал Костив. Войдя в такую кабинку и сделав своё нехитрое дело, он собрался уже выходить, как вдруг в соседнюю кабинку ввалился кто-то грузный и заворочался там, как медведь, отчаянно тужась. Костив, привстав на цыпочки, увидел присевшего за перегородкой по нужде лидера своей команды, 145-килограммового украинца. Вдруг раздался всем известный звук и Зиновий, обожавший розыгрыши, схватил с полки первый попавшийся баллончик и прыснул сверху в соседнюю кабинку, распространяя аромат роз… Во второй раз он использовал запах зелёного яблока. В третий, — лимона. Атлет за перегородкой только покрякивал от удовольствия…

После Чемпионата, на прощальном банкете спортсмены делились впечатлениями и наш тяжеловес рассказал о чудо туалете:
— Вот это техника! Вот это сервис!- восхищался он.- Не успеешь пукнуть,- срабатывает электроника и… на тебе роза, на тебе – лимон!
Ребята внимательно слушали, кивая головами… Только Зиновий прыскал в кулак.
— А ты чего, Зденек, не веришь?!- повернул к нему могучий торс говоривший.

И тут Зиновий поведал, как он исполнял обязанности этой самой электроники. Ребята катались по полу от смеха, а здоровяк бегал вокруг стола, пытаясь поймать юркого Зиновия, дабы наказать за поползновение на его интимные дела…

Из более ранних воспоминаний всплывает, как, мастер на все руки, сделал Женя к дореволюционной швейной машинке «Зингер» электропривод. А потом раздобыл где-то хромовой кожи, изготовил выкройки и пошил себе шикарное пальто, какие можно увидеть лишь в кино на офицерах вермахта. « Двадцать слоёв кожи пробивает!»- хвастался Зиновий своим чудом техники. А ещё, вспоминается, как его несравненная, горячо любимая жёнушка Зина, впервые придя к нему домой, влюбилась в него, в его золотые руки. Костив всю квартиру напичкал всякими штучками- дрючками…. Когда кто-либо присаживался на широкий подоконник, включалась цветомузыка. При входе и выходе в коридор, туалет, ванную комнату, на кухню сам включался и выключался свет. С входящим в дом, приятный голос здоровался и желал всего наилучшего. В этом был весь Зиновий: обаятельный и суровый, юморной и непререкаемый, бесшабашный и праведный… Даже болел он не как все!
Однажды, лет в сорок прихватила его мочекаменная болезнь. Боль была такая, что Зиновий буквально на стенку лез, исцарапал ногтями, оборвал все фотообои до потолка… А в туалете от боли так упёрся в стенку, что сдвинул панельную перегородку между туалетом и ванной. Вместо того, чтобы вызвать «скорую», Зиновий в спортивных трусах выскочил на июньской зорьке из дома и сделав пятнадцатикилометровый крюк вокруг города, вернулся домой, где буквально разбомбил унитаз выходящими под воздействием бега камнями…

Много раз, ежегодно собирал нас, своих друзей, Зиновий на свои знаменитые дни рождения, где за одним столом можно было встретить и политика и работягу, и судимого и прокурора, и учёного и служителя культа… Всех нас сводила воедино любовь к этому необычайному человеку.

Но один, юбилейный, день рождения Зиновия я особенно отчётливо помню. Проходил он в столовой медакадемии. Народу было человек сто, если не больше. Кавказские бодибилдеры подарили Зиновию красивейшую, всю в самоцветах и гравировке шашку и огромную чёрную бурку с папахой. Зиновий, тут же надевший всю эту амуницию, смотрелся залихватским атаманом. Приехали друзья-товарищи с Дальнего Востока и Камчатки, Мурманска и Сахалина, из Украины и Белоруссии, Тюмени и Германии. Подарков было столько, что их вывозили потом два дня. А какие звучали речи! А главное,- никто и не сомневался, что всё, сказанное в них о Зиновии,- чистая правда!

Где-то в провинциальном украинском городке жил отец Зиновия. Ему, участнику Великой Отечественной, кавалеру ордена Славы всей трёх степеней, было уже под девяносто. И Зиновий решил перевезти отца к себе в Смоленск, где жена Зина согласилась за ним присматривать. Сказано- сделано, тем более, что Президент издал Указ, облегчающий оформление российского гражданства ветеранам войны. Вскоре в квартире Костива появился новый жилец. Строптивый, надо сказать, корявый, волевой, кряжистый … Не раз Зине приходилось плакать тайком от его неласковых слов и недетских проделок… Но я не об этом, а о чёрствости и бездушии наших чиновников. Общеизвестно, что для вступления в наше гражданство необходимо собрать кучу всяких справок и документов, в их числе — медицинских. Дед был практически не ходячим и, чтобы сдать анализы, сделать УЗИ и рентгенограмму, спортсмены из «Муромца» несли деда с пятого этажа к машине, затем- во врачебный кабинет и обратно домой тем же путём. Пока собирались одни документы, другие,- в частности медсправки успевали устареть и всё начиналось сначала.

— Представляешь, деду 92 года, а его заставляют сдавать анализы на СПИД и сифилис! — справедливо возмущается Зиновий. Женя, ты обхохочешься, но одного моего знакомого, инвалида войны без обеих ног, ежегодно вызывают на переосвидетельствование, дабы убедиться, что ноги не отросли заново! Это – Россия! В общем, гражданство оформляли более полугода и орденоносец, которому надоело сидеть в четырёх стенах, попросился в геронтологический центр «Вишенки». Его желание исполнили и Зиновию приходилось чуть ли не каждый день его навещать, исполняя неисчислимые просьбы и требования.

Ещё одной неутолимой страстью Зиновия, помимо бодибилдинга, была игра в бильярд. Где и когда он овладел всеми тонкостями этой игры никто из нас не ведает, но знатоки говорят, что играет Зиновий отменно. Был период, когда он с утра до ночи пропадал в Доме офицеров, где померяться силами собирались классные бильярдисты. Обсуждая стиль Зиновия, знатоки говорили о какой -то особой постановке кисти левой, опорной руки.

Однажды я позвонил Зиновию по сотовому и услышал его сдавленный голос:
— Беда! Еду с дачи в Демидовскую райбольницу, везу за пазухой свои пальцы. И череп мне раскроило…

Оказывается, во время работы по даче, на полных оборотах вдребезги разлетелось лезвие циркулярной пилы, её осколки отхватили Жене пальцы на левой руке и глубоко распороли кожу и мышцы на лице и лбу слева, в районе глаза, чуть было не травмировав его. Зиновий, сжав зубы, завернул пальцы в тряпицу, замотал чем-то голову и так прорулил километров тридцать до больницы. Увидев его раны и всю эту кровищу, медсестра упала в обморок, а Зиновий упросил молодого дежурного врача, пытавшегося сплавить его в областной центр, помочь ему зашиться и сам себя штопал часа три без малейшего наркоза.После этого он учился играть в бильярд заново, а постановка кисти его левой руки стала ещё более загадочной из-за необычно торчащих пришитых пальцев…

Вот это мужик! Пока в России такие водятся, никакой враг нас не одолеет!

20-21 февраля 2014 г.

Автор: Евгений Гордеев

Поделитесь в социальных сетях

Комментариев нет

Оставить комментарий

Войти с помощью: